Дырки от сыра. Почему цены на молочную продукцию пугают всё больше?

По расчётам Росстата, за этот год молоко, масло и сметана подорожали на 8,5%, творог и сыр — на 6,3%. При этом Минсельхоз и производители предупредили, что 2022-й принесёт ещё больше неприятных ценовых сюрпризов.

Почему вырастут цены на молочную продукцию и кто в этом виноват? Об этом «АиФ» поговорил с генеральным директором Национального союза производителей молока (Союзмолоко) Артёмом Беловым.

Закодированное молоко

Михаил Осинцев, «АиФ»: Артём Сергеевич, с 1 декабря ввели обязательную маркировку молочных продуктов со сроком хранения до 40 дней. Из-за этого вырастет цена?

Артём Белов: Первый этап маркировки стартовал ещё 1 июня. Тогда это касалось только сыров и мороженого. С 1 сентября к ним добавились продукты с длительным сроком хранения – более 40 дней. А сейчас началась третья фаза, которая включает все остальные молочные товары.

Маркировка – недешёвое удовольствие. За каждый нанесённый код производители будут платить с учётом НДС 60 коп. Плюс они потратились на оборудование для нанесения кода. По нашим оценкам, маркировка увеличит себестоимость на 2,5–4%. Переложится ли это в ценники на полках? Сказать сложно. Маркировка – не единственный фактор, влияющий на себестоимость, которая за последний год уже выросла на 16% у сырого молока и на 12–14% у молочных продуктов.

– Какие факторы вы имеете в виду?

– У фермеров подорожали корма. Цена жмыхов за год выросла на 48%, комбикормов – на 25%, фуражного зерна – на 20%. Ощутимо дорожают электроэнергия, дизельное топливо, некоторые удобрения выросли в цене более чем на 100%. Плюс серьёзное влияние оказало ослабление рубля, ведь ветеринарные препараты, кормовые добавки, племенной материал и многое другое покупается за рубежом. У переработчиков молока соответственно выросла стоимость сырья – за год в среднем на 6–8%. Серьёзно подорожала упаковка. Отсюда рост себестоимости на 12–14%. Теперь добавится ещё и маркировка.

Что будет с ценником?

– А со следующего года будет ещё и 100%-ная оплата утилизации упаковки. Говорят, это тоже приведёт к росту цен.

– Мы согласны, что вся упаковка должна утилизироваться и перерабатываться. Но есть один нюанс – государство хочет разом увеличить этот норматив до 100%, хотя сейчас утилизируется лишь 20–25% упаковки. Затраты бизнеса сразу вырастут в 4 раза. В прошлом году, по нашим оценкам, они составили 1 ­млрд руб., то есть будет 4 ­млрд – примерно 10% от годовой прибыли, которую получает отрасль. И это ещё одна статья роста себестоимости. Поэтому мы выступаем за переходный период, хотя бы несколько лет, чтобы эти затраты были разнесены во времени.

Кстати, рост себестоимости в этом году не был компенсирован ростом цен на молочные продукты на полках магазинов. Это снижает доходность предприятий, а значит, не создаются новые рабочие места, не растут зарплаты, не увеличивается поступление налогов. Крупные производства, имеющие финансовую подушку безопасности, наверняка с этим справятся, а вот для небольших предприятий рост себестоимости может в какой-то момент стать критичным.

– И тогда точно придётся резко повышать цены?

– Молоко и молочная продукция относятся к социально значимой категории товаров. Производителю не так просто переложить рост себестоимости продукции в цену на полке. Повышение на 3–4% может привести к снижению потребления, особенно когда реальные располагаемые доходы населения особо не растут. А сейчас их уровень примерно на 7–8% ниже, чем был в 2012–2013 гг. Поэтому производители пока предпочитают жертвовать своей рентабельностью, но сохранять спрос. И всё же, думаю, мы будем наблюдать постепенное повышение цен на молочные продукты в магазинах, чтобы производители могли отыграть резкий рост себестоимости в этом году. Но, учитывая социальную значимость этой продукции, вряд ли это подорожание превысит уровень потребительской инфляции.

Многое будет зависеть в том числе от политики государства. Поддержать доходность предприятий молочной отрасли можно не только за счёт увеличения цены, но и за счёт дополнительных мер господдержки. Здесь стоит отдать должное Минсельхозу, который не так давно принял решение выделить производителям молока дополнительную субсидию на покупку подорожавших кормов, в общей сложности почти 10,6 ­млрд руб.

– А что у нас с производством – растём или падаем?

– С 2014 г. производство сырого молока в среднем растёт на 3,5% в год. Но 2021 г. выдался непростым из-за роста себестоимости и снижения доходности. Плюс в ряде регионов были неблагоприятные погодные условия, например засуха в Поволжье и Центральной России. Из-за этого производство молока существенно замедлилось, и после роста в 2020-м на 5% в этом году мы ожидаем прибавки менее чем на 1%.

Сегодня в России, по нашим оценкам, производится 23,5 млн т молока. Львиная доля производителей – это малый и средний бизнес. Монополии тут нет – 50 крупнейших в стране молочных ферм дают всего лишь 15% от общего объёма производства.

Откуда финское масло?

– Насколько мы сами себя обеспечиваем?

– На 83–84%. Ещё 15% – продукция из Белоруссии, вместе с которой мы почти полностью обеспечиваем себя всем необходимым. Лишь 2–3% поступает к нам из стран дальнего зарубежья. За последние 7 лет объём импорта в Россию снизился на 25%. Поставщиков не так много. По сырам это Уругвай, Сербия, Швейцария. Последняя не входит в ЕС, соответственно не попадает под контрсанкции, и её сыры доступны на российском рынке.

– А откуда тогда масло из Финляндии и Прибалтики в наших магазинах?

– Финские компании производят этот продукт на территории РФ. Они аттестуют наши производства, контролируют весь процесс, гарантируют качество и продают продукцию под своим брендом. Так же и с производителями из Прибалтики. Для нас это хорошо, потому что при производстве они используют наше молоко, то есть платят деньги нашим фермерам. Они перерабатывают его на российских предприятиях, которые модернизируются, платят зарплаты и налоги. Продукция поставляется в наши торговые сети, создавая тем самым конкуренцию, от чего выигрывает потребитель.

– Мы ведь ещё и продаём свою молочку за рубеж…

– Конечно, причём последние несколько лет экспорт растёт – в прошлом году более чем на 20%. Ожидаю, что и по итогам этого года будет такое же увеличение. Сейчас Россия входит в топ-15 крупнейших стран – экспортёров молочной продукции. Если будем так быстро расти и дальше, то в течение нескольких лет вполне можем войти в десятку. Наши основные экспортные товары – это мороженое, сыры, кисломолочная продукция. Последние пару лет стали развивать экспорт сухих молочных продуктов.

Сейчас 90% нашего экспорта идёт в страны постсоветского пространства, где нашу молочку хорошо знают и любят. Но развиваем и поставки в страны дальнего зарубежья, например в Китай. Прорывом в этом году было увеличение в несколько раз продажи нашего мороженого в США. Недавно была поставлена первая партия молочной продукции в Сингапур. Если в прошлом году поставки в страны дальнего зарубежья составляли около 9% в общем объёме экспорта, то по итогам 2021-го ожидаем 13–14%.

– А внутри страны спрос на молочные продукты растёт?

– Несколько лет он не увеличивался, но в последние два года из-за пандемии немного подрос. Первая причина – стали больше потреблять молочных продуктов для приготовления пищи дома, например сливочное масло, сметану, и больше перекусывать в домашних условиях, делая себе бутерброды с сыром. А это всё молокоёмкие продукты. Например, для производства 1 кг масла требуется 20 л молока, для производства 1 кг сыра – до 10 л молока. Так что в молочном эквиваленте получается прирост. Второй фактор – из-за закрытых границ все остались дома и питались российскими молочными продуктами. Третье – помогли средства поддержки, выделенные семьям с детьми и пенсионерам в прошлом году и в этом. Это сотни миллиардов рублей, которые пошли в том числе на приобретение продуктов питания, включая молочные, ведь их доля в общих затратах семей на еду около 20%.

– Достаточно ли наши граждане едят молочных продуктов?

– Росстат оценивает среднее потребление молока и молочных продуктов в России в 240 кг на человека в год. Наша оценка скромнее – около 205 кг. Пока мы заметно уступаем нормам потребления, рекомендованным Минздравом, – 325 кг на человека в год. Так что нам есть куда расти, главное, чтобы доходы населения увеличивались. Ведь 10% самых богатых жителей страны потребляют около 335 кг на человека, а 10% самых бедных – даже ниже той средней цифры, которую я назвал.

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.