Лучше, чем ближневосточная. Президент получил первую нефть Крайнего Севера

Глава «Роснефти» Игорь Сечин передал президенту Владимиру Путину первую нефть, добытую на Западно-Иркинском месторождении (проект «Восток-Ойл»), которая по своим характеристикам одна из лучших в мире.

Лёгкая, малосернистая

В этом году «Роснефть» приступила к реализации одного из крупнейших в мире проектов добычи углеводородов «Восток Ойл». Уникальность его обусловлена не только предполагаемым объёмами будущей добычи в 5 млрд тонн, но и расположением месторождений в районах Крайнего Севера. Соответственно, реализация такого проекта возможна только с применением суперсовременных технологий.

Проектная глубина той самой скважины Западно-Иркинского месторождения, откуда Сечин привёз нефть Путину, — более 4 тыс. м с отходом от вертикали 1,5 тыс. м. Бурение велось с буровой установки «Таймыр-001», спроектированной для работы при температурах до −50°С.

Трудно, сложно, но можно. К тому же нефть там лёгкая, превосходящей по своим качествам нефть марки Brent. Содержание серы в той, что получил президент, — всего 0,02%, плотность её — 0,826 г/см3.

«Как ближневосточная?» — спросил Владимир Путин.

«Лучше даже», — ответил ему глава «Роснефти».

«Конечно, лучше», — согласился президент.

На их встрече, состоявшейся сегодня, обсуждалась работа в условиях противодействия COVID-19 и соглашения ОПЕК плюс, реализация новых проектов, социальная и благотворительная деятельность компании.

«Сейчас мы постоянно слышим разговоры об окончании эры углеводородов, о том, что запасы, в том числе и в России истощаются, — заявляет старший аналитик WMT Consulting Валерий Андрианов. — Однако это совсем не так. Ведущие отраслевые эксперты осознают, что главная надежда углеводородной энергетики, стратегическая перспектива мировой отрасли — это циклопические запасы российского Севера. Реализация проекта „Восток Ойл“ и шельфовых проектов Роснефти — это возможность вновь совершить прорыв, реализовать новый глобальный проект, сопоставимый по масштабу с освоением Западной Сибири. Его реализация потребует сверхсовременных технологий, создания сложной инфраструктуры. Но, думается, в этом случае ставка будет оправдана. Первые результаты, которые продемонстрировал глава „Роснефти“ Президенту Путину наглядно подтверждают перспективы освоения Таймыра и Карской провинции. Это может стать самым важным и амбициозным проектом для мировой нефтегазовой отрасли».

Новая школа в Тулуне

Начался разговор президента страны с главой крупнейшей нефтяной компании с последней темы — социальной работы и благотворительности.

«Мы полностью соблюдаем все социальные обязательства, несмотря на неблагоприятные условия, связанные с пандемией, с падением цен на нефть, а также действием незаконных санкций», — сказал главный исполнительный директор, председатель правления «Роснефти» Игорь Сечин.

А затем доложил президенту о финансировании социальной сферы. Показательный пример, по его словам, — город Тулун в Иркутской области. Там «Роснефть» построила школу на 1275 детей менее чем за год. И уже 1 сентября она примет учеников. На предстоящий учебный год в ней сформирован 51 класс.

Школа № 20 — одна из старейших в Тулуне. Во время сильнейшего наводнения, случившегося в Иркутской области летом 2019-го, она была затоплена дважды. После этого старое здание решили снести и построить новую школу. Сделать это Владимир Путин поручил НК «Роснефть».

После сдачи в эксплуатацию нового здания, школа станет самой большой и современной в Тулуне: с 20-й школой объединится гимназия. Обучение будет вестись по гимназической программе с углубленным изучением основных предметов.

Новая школа состоит из 5 учебных блоков, в ней 67 кабинетов, в том числе 6 кабинетов информатики, лингафонный кабинет, инженерный класс, класс детской робототехники, студия дизайна, издательский центр, телестудия, музей с выставочно-образовательной экспозицией. А на территории — стадион, многофункциональная спортплощадка, два бассейна, детская игровая площадка, автогородок для изучения ПДД.

Бурят даже среди айсбергов

В условиях пандемии, по словам Сечина, основным приоритетом компании является вопрос охраны здоровья и безопасности труда сотрудников.

«У нас утверждён системный подход к недопущению распространения коронавирусной инфекции, учитывая лучшие российские и международные практики, стандарты на всех объектах компании, — рассказал он. — На ежедневной основе ведётся контроль ситуации на всех предприятиях. Проведено более 245 тыс. тестов на коронавирус. Там, где это возможно без ущерба для производственной деятельности, максимизировано количество сотрудников, работающих дистанционно».

Эти меры дали возможность избежать сокращения производственных показателей. Идёт добыча — в тех объёмах, какие позволяют нынешние договорённости в рамках соглашения ОПЕК плюс.

«Работаем, — сказал Сечин. — Это и „Восток Ойл“, где сейчас мы активно проводим геологоразведку, но также и бурение на шельфе продолжаем. В Карском море сегодня работает наша платформа».

В июле этого года, несмотря на санкционный режим, «Роснефть» самостоятельно начала бурение на новом проекте «Кара-2020». Оно идёт на поисково-оценочных скважинах Викуловская и Рагозинская — это в районе Новой Земли. Условия сложнейшие: при относительно небольшой глубине моря в этом районе бывает много айсбергов.

Тем не менее, техническое решение было найдено, и уже завершено бурение пилотных стволов. Высокотехнологичные буровые платформы соответствуют самым серьёзным требованиям промышленной и экологической безопасности.

Суммарные запасы лицензионных участков компании там оцениваются в 2 млрд т нефти и 3,7 трлн м3 газа.

Аналитики инвестиционных банков видят большие перспективы проекта «Восток Ойл». В опубликованном ранее отчете Merrill Lynch аналитики Карен Костанян и Екатерина Смык одним из ключевых факторов развития российской компании они назвали именно реализацию проекта «Восток Ойл». «Проект представляет собой основной источник потенциального роста для НК «Роснефть», — говорится в отчете.

«Роснефть» сейчас — наш главный фаворит, говорится в отчете J.P.Morgan. Аналитики связывают долгосрочные перспективы развития компании с проектом «Восток Ойл». Создание новой нефтегазовой провинции на Таймыре обещает стать флагманским проектом не только для Роснефти, но и для мировой нефтяной отрасли, считают эксперты J.P.Morgan.

Поддержит ли государство нефтехимию и нефтепереработку?

«Нашей целью остаётся бесперебойное обеспечение российских потребителей качественными моторными топливами», — сказал Игорь Сечин и напомнил о завершении строительства комплекса гидрокрекинга на 4 нефтеперерабатывающих заводах — в Комсомольске-на-Амуре, Ачинске, Туапсе и Новокуйбышевске. Они позволят сократить выпуск тёмных нефтепродуктов и нарастить выход светлых на 24%.

«Роснефть», заверил он президента, будет продолжать политику ответственных поставок для внутреннего потребления, которые после периода некоторого снижения уже восстанавливаются.

«Мы во второй половине года вообще не поставляем ничего на экспорт — весь объём топлива, который мы производим, поставляется только на внутренний рынок. Более того, для обеспечения топливного рынка Дальнего Востока в период сезонного спроса на автомобильный бензин Комсомольский завод в июле-августе полностью перешёл на обеспечение только внутреннего спроса», — пояснил глава «Роснефти».

НПЗ в Комсомольске-на-Амуре, по его словам, сейчас загружен полностью. Тем не менее, чтобы удовлетворить спрос, приходится поставлять приличные объёмы из других регионов, потому что на Дальнем Востоке у компании дефицит перерабатывающих мощностей.

«При общем объёме потребления порядка 6 млн т товарных нефтепродуктов 2 завода, которые там работают, в Комсомольске и в Хабаровске, могут обеспечить только порядка 3 млн т. Поэтому почти половина ввозится из других регионов, и формируется более высокая цена», — объяснил Сечин.

Он напомнил президенту о планах строительства Восточного нефтехимического комплекса (ВНХК) в Находке. Это позволило бы решить проблему дефицита и высоких цен на моторные топлива в регионе, а также, используя конъюнктуру рынка Азиатско-Тихоокеанского региона, экспортировать конечную продукцию с высоким уровнем добавленной стоимости. В регионе появилось бы порядка 100 тыс. новых рабочих мест, включая саму нефтепереработку, а также добычу, транспорт, энергетику.

Однако отсутствие стабильного налогового режима не позволили проекту ВНХК достичь уровня рентабельности аналогичных нефтехимических проектов, которые реализуются в США и на Ближнем Востоке (25-30%), а потому «Роснефть» была вынуждена отказаться от него.

«В связи с высокой капиталоёмкостью возможность его осуществления напрямую зависела от стабильности и привлекательности фискального режима, поддержки государства в части строительства внешней и социальной инфраструктуры (газ, электроэнергия, жильё). На протяжении ряда лет компания прилагала все возможные усилия для получения соответствующей поддержки на федеральном уровне. Однако её инициативы не были поддержаны регулятором», — пояснил Игорь Сечин.

И всё же «в случае обеспечения фискального режима, обеспечивающего рентабельность проекта, возвратность на вложенные средства», заверил он президента, компания и её партнёры будут готовы вернуться к его реализации.

Президент предложил «оформить и представить» предложения о мерах поддержки со стороны государства проекту ВНХК.

Кстати

Как доложил президенту Игорь Сечин, несмотря на пандемию и ОПЕК плюс компания работает стабильно, обеспечивая в среднем около 6% мировой добычи. Она стимулирует развитие российской экономики, формируя порядка 8% ВВП страны и 24% валового выпуска всего производственного сектора.

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.