Статьи о заработке в интернете для новичков, различные обзоры и не только

Последняя капля. Почему люди продолжают травиться палёной водкой

0

Недавно страну потрясли сразу несколько случаев массового отравления спиртным. Погибли десятки людей. Все они пили нелегальный алкоголь, который оказался ядовитым. Можно ли остановить производство и продажу палёной водки?

Смертельная доза

В Оренбургской обл. от отравления суррогатным алкоголем погибли 35 человек. Шесть детей остались сиротами. Алкоголь попал к пострадавшим с одного склада в городе Орске — его обнаружили полицейские и следователи. В ходе обыска там изъяли 1279 бутылок без маркировки.

30 человек погибли в Свердловской обл. Они покупали спирт на разлив на одном из рынков Екатеринбурга. Алкогольный ларёк там работал долгое время, пока очередная партия спирта не привела к смерти людей. В соседней Курганской обл. 6 человек отравились суррогатным коньяком из канистры. Трое из них умерли.

Во всех случаях гибели людей причина одна — вместо этилового спирта в водке или коньяке оказался метиловый. «Если пить разбавленный до 40% метиловый спирт, то смертельная доза — от половины до двух третей бутылки. Для женщин ещё меньше, — сообщил врач-нарколог Владимир Нужный. — На вкус и запах отличить этот спирт нельзя, разве что химическими методами, например, с помощью медной проволоки. Если нагреть её на пламени и опустить в метиловый спирт, появится неприятный запах формальдегида, он же запах морга. Но если метанол смешан с этиловым спиртом, то и с помощью проволоки его сложно распознать. Опьянение развивается так же, как от обычной водки, а когда человек пьян, он дальше уже не разбирает и не понимает, что началось отравление».

Кустарный виски

В водку или коньяк метанол попадает, как правило, по ошибке производителя. И происходит это не на официальных заводах, а на кустарных предприятиях, где качество продукции особо не контролируют. Продаётся такой алкоголь тоже нелегально в небольших магазинах, ларьках.

Сегодня в России, по оценкам экспертов, 30% выпиваемого спиртного — это суррогат. «У нас в год производится 200 млн л нелегального алкоголя (водка, виски, ром, коньяк), — сообщил „АиФ“ директор Центра исследований федерального и региональных рынков алкоголя (ЦИФРРА) Вадим Дробиз. — Плюс к этому 200 млн л спиртосодержащих жидкостей, которые изготовлены для других целей, но их пьют, а также 200 млн л самогона. 10лет назад спиртосодержащих жидкостей пили мало, потому что была дешёвая нелегальная водка. Причём продавалась она в обычной рознице, стояла на тех же полках магазинов, что и легальная, но стоила в 2–2,5 раза дешевле. Её выпускали легальные заводы, тайно, не уплачивая с этого налог. Но хотя бы качество контролировали. Сейчас производство ушло в подполье, и за 10 лет качество суррогатного алкоголя снизилось».

Какую-то часть поддельного спиртного пытаются выдавать за легальную. «Производители поддельного алкоголя используют выброшенные пустые бутылки, на которых даже остались акцизные марки, — рассказал руководитель Центра разработки национальной алкогольной политики Павел Шапкин. — Магазины такую продукцию не возьмут, потому что марки после продажи гасятся в системе ЕГАИС. Но такую бутылку могут продать через интернет, ведь акцизная марка настоящая. Порой люди находят в интернете алкоголь по оптовым ценам, якобы поставленный через Duty Free, но, скорее всего, это суррогат».

По словам эксперта, подделывают не только водку, но и другие крепкие напитки, тем более что сейчас можно легально купить ароматизаторы виски, коньяка, мартини. Всё, что нужно, — достать этиловый спирт. А его сейчас производят в несколько раз больше, чем раньше, ведь из-за пандемии возник большой спрос на антисептики. Каналы сбыта спирта давно сформированы, но это нелегальный рынок, и иногда вместо этанола попадается метанол.

Дешёвая смерть

Основная часть выпускаемого суррогата непохожа на настоящую водку или коньяк. «Алкоголь в магазине продают, и он без акцизной марки, в обычных пластиковых бутылках, в которых продают пиво, — рассказала сестра одного из умерших от отравления суррогатным алкоголем в Оренбургской обл. — Там есть и 0,5 — лично видела и слышала, что были и полторашки такие. Их и покупали местные жители. Люди могли пойти и за наличку или в долг купить».

Почему же население приобретает явно поддельный алкоголь? Он дешевле. Минимальная цена поллитры легальной водки — 245 руб., а нелегальную можно купить за 120–130 руб. С неё не платят налоги, а ведь акциз плюс НДС — это уже 150 руб. с бутылки.

«После того как с 2010 по 2014 г. водка в легальной рознице подорожала в 4,5 раза, население разделилось на потребителей легального крепкого алкоголя и нелегального суррогатного, — пояснил Вадим Дробиз. — При зарплате 18 тыс. руб. в месяц человек не станет покупать легальную водку по 250 руб., для него это дорого. Потребители суррогатного алкоголя — это нормальные люди, не маргиналы, просто у них маленькие доходы. Те, кто отравился в этот раз, пили нелегальный алкоголь не один год, пока случайно не попали на метиловый спирт. У нас суррогатную продукцию потребляют 15–18 млн человек. При таких масштабах отравлений, к сожалению, не избежать».

Эксперт считает, что последние громкие случаи гибели людей надолго от суррогатного алкоголя не отпугнут. Это ведь не первое массовое отравление. Достаточно вспомнить декабрь 2016 г., когда в Иркутске метанолом, который был в составе «Боярышника», отравились 123 человека. 76 из них скончались.

Заслон суррогату

С суррогатным алкоголем борются не один год. По данным Росалкогольрегулирования, с октября 2015 г. было ликвидировано 870 нелегальных производств, изъято 140,2 млн л нелегальной продукции. В магазинах, где действует система ЕГАИС, поддельного алкоголя уже практически нет, заверяют в ведомстве. Стало гораздо меньше лазеек, чтобы достать медицинский спирт, который раньше был основным сырьём для кустарных производств. Также при обнаружении нелегального производства алкоголя у предприятий конфискуют всю продукцию и линии розлива. Поэтому они уже не рискуют закупать дорогое оборудование.

«У нелегальных производителей уже нет скоростных линий розлива, которые позволяли за короткое время выпустить много алкогольной продукции. Сейчас они используют кустарное оборудование — садовые шланги, бочки, канистры. Всё ушло в подполье — в гаражи, заброшенные фермы», — пояснили «АиФ» в пресс-службе Росалкогольрегулирования.

«Крупных производителей суррогатного алкоголя удалось искоренить, но мелкие, к сожалению, пока остались, — отметил председатель Совета ТПП РФ по развитию потребительского рынка Александр Борисов. — Хотя доля нелегального алкоголя за последние годы сократилась, ещё 5–6 лет назад речь шла о 50% рынка. Думаю, что она будет снижаться и дальше. Многое будет зависеть от взаимодействия местных властей и правоохранительных органов. Неоднократно сообщалось, что правоохранительные органы знают о существовании нелегальных производств, о каналах сбыта, но не доводят дело до их закрытия. Нужно работать в этом направлении. Плюс потребление крепкого алкоголя будет снижаться. Его предпочитают люди за 45–50 лет, а молодое поколение больше пьёт вино и пиво».

В Госдуме предложили решать проблему, увеличив максимальный срок наказания в случае смерти от контрафактного алкоголя двух и более человек с 10 до 20 лет лишения свободы, передаёт RT. Избежать отравлений можно и другим способом. Чтобы метанол ни с чем не перепутали, достаточно добавить туда специальное вещество — битрекс, отметил Павел Шапкин. С ним метиловый спирт становится горьким на вкус, и пить его никто не будет. «А чтобы остановить нелегальное производство алкоголя, нужно, например, ввести залоговую цену за пустые бутылки. Тогда их не станут выбрасывать, а будут сдавать в магазин, — пояснил эксперт. — Также нужно лицензировать мелкое производство. Небольшие производители не могут попасть на легальный рынок, потому что лицензия на производство спиртных напитков стоит 9,5 млн руб., плюс нужно иметь уставной капитал в 50 млн руб. Надо легализовать мелкий сегмент рынка, чтобы люди работали легально, под контролем, и платили налоги».

«При нынешних зарплатах и ценах на спиртное доля суррогатного алкоголя пока сокращаться не будет, — считает Вадим Дробиз. — Почему в западных странах не пьют суррогат? Потому что в США на пособие по безработице можно купить 400 бутылок крепкого алкоголя, в Германии — 200 бутылок, а на наше — на порядок меньше. На Западе есть алкоголь для среднего класса за 10 долл., а есть и для бедных за 2 долл. Вся Европа пьёт вино по 1,5 евро за бутылку — учитывая разницу в зарплатах, это как для нас 20 руб. Если бы у нас бутылка вина столько стоила, разве кто-то стал бы пить суррогатные настойки?»

Опубликовать комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.