Спрос и цены. Как изменился молочный рынок России

В 2020 г. кризис не помешал российским молочникам поставить рекорд: экспорт вырос на 23%. Но импорт масла, творога, ­сыра и ­питьевого молока тоже приблизился к рекордным отметкам.

Нет ли такого, что в погоне за валютной выручкой за рубеж уходят продукты, которых нам самим не хватает? «АиФ» спросил об этом генерального директора Национального союза производителей молока «Союзмолоко» Артёма Белова.

Молоко на удалёнке

Алексей Макурин, «АиФ»: Почему молочный рынок показал за прошедший год такие противоречивые результаты? Непонятно даже – радоваться или тревожиться.

Артём Белов: Чтобы оценить тенденцию, лучше раздвинуть рамки анализа. За прошедшие 6 лет производство молока, поступающего на переработку, выросло в РФ на 20%. Экспортные поставки всех видов молочной продукции увеличились на 33%, а совокупный импорт на 25% упал (см. инфографику). Позитивные изменения налицо!

Что касается 2020 г., то он был особенным. В связи с пандемией коронавируса миллионы людей стали работать и учиться дома, а значит, больше готовить. Это увеличило потребление сыра, творога, масла и других молочных продуктов, входящих в домашнее меню. Дополнительно спрос подстегнуло и то, что многие туристы, обычно выезжающие за рубеж, провели отпуск в России. А правительство выделило на поддержку семей с детьми около 400 ­млрд руб., что позволило сохранить спрос.

В такой ситуации отечественные молочные предприятия увеличили выпуск большинства видов продукции. Но этого оказалось недостаточно, и без импорта мы обойтись не ­смогли бы.

– Даже если бы совсем экспорт закрыли?

– Конечно. По нашим оценкам, поставки за рубеж питьевого молока выросли в 2020 г. лишь на 9 тыс. т, а производство увеличилось на 89 тыс. т, импорт – на 35 тыс. т. Экспорт сыра вырос на 5 тыс. т, а внутреннее по­требление, включающее отечественное производство и импорт, увеличилось почти на 60 тыс. т. Всего же в ситуации, сложившейся в 2020 г., Россия нарастила зарубежные закупки молочной продукции только на 2,5%. По ряду направлений они, наоборот, сократились.

– Чего куплено меньше в прошлом году?

– Сразу на 40% упал импорт сухого цельного и обезжиренного молока. Наш главный поставщик, Белоруссия, направил больше молочного сырья в страны Юго-Восточной Азии, а в Россию увеличил поставки продуктов, идущих непосредственно в магазины.

Половина ферм – суперновые

– В какой мере мы сегодня сами себя снабжаем молоком и молочной продукцией?

– Доктрина продовольственной безопасности России требует, чтобы уровень самообеспечения в этой группе товаров достиг 90%. В последние годы он равен 84%.

– Это хуже, чем по зерну, ­сахару, курятине и свинине. В чём проблема?

– В молочную индустрию нужно больше вкладывать денег и времени, чтобы получить результат. Инвесторы сначала пошли в скороспелые животноводческие отрасли и только затем по мере роста конкуренции в птицеводстве и свиноводстве обратили внимание на молочное скотоводство.

Развитию отрасли немало поспособствовали господдерж­ка, включающая возмещение 25% затрат на строительство новых ферм, кредиты по низким ставкам и субсидирование производства молока. Сильный импульс росту придала девальвация рубля, произошедшая в 2014 г. С одной стороны, она сопровождалась кризисом, понизившим доходы и покупательную способность населения. Но с другой стороны, падение курса рубля сделало российское молоко более конкурентоспособным, чем импортное. Думаю, ещё 4–5 лет – и продовольственную безопасность страны по молоку мы ­обеспечим.

– Не выдохнется ли рост, когда вступят в строй все гигантские комплексы, которые строят сейчас агрохолдинги?

– Да, есть расхожее мнение, что рост молочного производства в России обеспечивают несколько крупнейших инвесторов. Но на самом деле ландшафт нашей индустрии разнообразен. На 50 ведущих производителей сырого молока в России приходится лишь 13–14% всего объёма производства. А основной объём дают сотни средних и тысячи малых агропредприятий. Не меньше половины молока в России производят комплексы, построенные по самым современным технологиям, вплоть до роботизированных. Средний надой на корову в России сегодня – около 6,5 тыс. кг молока в год, а на лучших фермах – до 11 тыс. кг. В советское время за гораздо меньшее достижение доярке давали звание Героя Социалистического Труда.

Что на полках в магазинах?

– Выпуск какой молочной продукции растёт сильнее всего?

– Сыров, питьевых сливок. Сыра, скажем, мы едим ещё мало – около 5 кг при среднеевропейском показателе в 15 кг на человека за год. И здесь мы прогнозируем серьёзный рост потребления: в ближайшие 3–4 года в сыроделии планируется реализовать проекты с валовым объёмом производства 300 тыс. т. Производство сыра будет увеличено в нашей стране в 1,5 раза.

А вот выпуск кисломолочной продукции сокращается. Это не значит, что кефир и сметану мы разлюбили. Просто появились новые продукты – йогурты, молочные десерты, которые теснят в нашем питании ­традиционные.

– Удалось ли понизить долю псевдосыра и псевдотворога?

– Сегодня доля продуктов, где тайно используются заменители молочного жира, минимальна за всю историю наблюдений – ниже 1%, по нашим оценкам. Как минимум психологическое воздействие на рынок оказала система «Меркурий», в рамках которой каждой партии продукции животного происхождения выдаётся электронный ветеринарный сертификат, который невозможно подделать. Изменились правила наименования: нельзя больше называть «сырными» и «творожными» продукты с заменителями молочных жиров. И, наконец, снижению производства товаров с ингредиентами-заменителями по­способствовала их выкладка на отдельных магазинных полках. Видя, что покупатели отдают предпочтение полностью молочным продуктам, многие заводы стали перестраивать производство на основе традиционного сырья.

– А что с ценами на молочку?

– В первый год пандемии товары молочной категории подорожали в рознице на 3,6%. Это меньше, чем общая потребительская инфляция, составившая около 5%. Сказались особенности молочного рынка, где высока конкуренция и много социально важных товаров, покупатели которых замечают изменения даже на считаные рубли. Поэтому производители до последнего сдерживали цены, чтобы сохранить прежний объём потребления.

Но возникшие проблемы могут проявиться позже. Это, ­во-первых, рост издержек производства, который в 2020 г. шёл с опережением коррекции цен. Как мы посчитали, себестоимость сырого молока выросла в России примерно на 16–18%, себестоимость его переработки – на 5–6%. ­Во-вторых, в результате очередного снижения реальных доходов населения спрос на молочную продукцию может всё же упасть. Если эти два фактора совпадут, давление на цены, по которым продаются молоко, творог, сыр, в 2021 г. может усилиться.

Но оптимизм вселяет то, что по итогам прошлого года среднедушевой показатель потребления молока восстановился в России до 240 кг, на килограмм превысив уровень 2014 г.

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

X
Подключитесь к проекту Илона Маска
и зарабатывайте от 4000$ ежемесячно!
Начать зарабатывать